Сегодня день памяти Николая Носова – самого переводимого отечественного детского писателя, чьи книги год от года не только не теряют популярности, но и обретают новых поклонников.

Его повесть «Витя Малеев в школе и дома» отмечена Сталинской премией. Сам писатель, говорят, больше всего гордился Орденом Красной Звезды за обучающий фильм для танкистов. Ещё одну серьёзную награду – Государственную премию РСФСР имени Н. К. Крупской – принесла Носову трилогия о Незнайке. И именно она, пожалуй, стала самым популярным его произведением и нерукотворным памятником литератору.

Канадские корни

На создание мира коротышек Николая Носова вдохновила прочитанная ещё в детстве книга про Мурзилку и лесных человечков. Это была отечественная адаптация комиксов канадского художника Палмера Кокса, выполненная переводчицей Анной Хвольсон ещё в конце XIX века.

Носов позаимствовал у Кокса некоторые имена и образы, но переосмыслил сам вымышленный мир. Собственно, тот самый Мурзилка (в оригинале – Чолли Бутоньерка) во многом стал прообразом Незнайки. Впрочем, персонаж Носова куда более яркий, объёмный и главное - симпатичный.

Мурзилка с человеческими чертами

Этого удалось добиться благодаря тому, что писатель наделил его чертами характера реального ребёнка. Вернее, Незнайка – это собирательный образ, весомая часть которого списана с близких Носову людей.

В частности, одним из прототипов стал сын писателя Петя. Он не отличался беспрекословным послушанием и часто шёл против правил, был непоседливым, любопытным и открытым окружающему миру. Стремился познать его через собственный опыт.

Вложил часть себя

Не обошлось в образе Незнайки и без самого Николая Носова. От создателя его литературный герой получил любовь к шляпам и новому опыту.

Если головные уборы стали неотъемлемой частью писателя уже в зрелом возрасте, то тяга к новому преследовала его с детства.

В частности, Носова увлекали наука, музыка, шахматы, фотография, химия и киноиндустрия. Что-то он, поначалу загоревшись, вскоре бросал. А что-то осталось с ним на всю жизнь.

Быть экспертом во всём

К слову, это здорово помогло литератору не только дополнить образ Незнайки, но и в принципе писать детские книги. Носов признавался, что «сочинять для детей – наилучшая работа, но она требует очень много знаний, и не только литературных…»

Работая над своими произведениями, писатель штудировал учебники по пчеловодству, труды Циолковского, всевозможные словари… А потом объяснял всё это так, чтобы было понятно и ребёнку.

Именно поэтому его книги не только увлекательные, но и весьма реалистичные.

Суровое пророчество

Не стала исключением и трилогия о Незнайке. В ней Носов подробно описывает различные технические устройства, включая ракету, которая отправила коротышек на Луну.

Описаны в этих повестях не только изобретения. Носов на простых примерах раскрывает суть разных социально-государственных систем. Так, многое из описанного в «Незнайке на Луне» стало пророчеством и суровой реальностью для советских детей после распада СССР.

Свой собственный путь

К слову, идеологический подтекст Носов впервые задействует именно в трилогии про Незнайку – в 60-е, когда этого уже не требовали, а писатели обрели некоторую свободу творчества.

Прежде же литератор наоборот избегал каких-либо агитаций в своих произведениях, несмотря на настойчивые призывы разномастных цензоров и критиков.

Видимо, непреодолимым желанием идти своей собственной, независимой от чужих мнений, дорогой Незнайка также обязан своему создателю.