Как письмо жене стало одной из главных фронтовых песен

25 марта 1942 года «Комсомольская правда» напечатала ноты и текст песни «В землянке» на стихи Алексея Суркова. И спустя считанные дни её пела вся страна: в тылу и на фронте. Да и сегодня это одна из самых известных фронтовых песен. Удивительно, но такая слава – результат череды случайностей. И изначально стихотворение предназначалось лишь одному читателю.

Редакционное задание

В конце ноября 1941 года фронтовой корреспондент Алексей Сурков был командирован под Истру. Там держала оборону Москвы 78-я стрелковая дивизия, которой за мужество было решено присвоить звание гвардейской. Сурков должен был писать об этом репортаж, и, для большей живости, он отправился общаться с бойцами в командный пункт в деревне Кашино.

В центре боя

В этот самый момент немецкие войска пошли в наступление и отрезали деревню от остальных сил Красной армии. Сурков и другие бойцы оказались в окружении. Противник уже занял дома в деревне, и к своим пришлось прорываться с боем. Бежали под пулями и непрерывной бомбёжкой. А когда вышли-таки из окружения, оказалось, что всё это время двигались по минному полю…

Тебе – солнышко моё!

Бойцы отправились отдыхать в землянку. Алексей Сурков достал блокнот, чтобы поработать над заметкой, но вместо этого, под впечатлением от пережитого, взялся писать письмо жене в эвакуацию. Атмосфера сама задала первые строки: «Бьётся в тесной печурке огонь, на поленьях смола, как слеза. И поёт мне в землянке гармонь про улыбку твою и глаза». Поэт озаглавил стихотворение из 16 строк «Тебе – солнышко моё!»

Случайная встреча

В феврале 1942 года в редакцию, где трудился Сурков, приехал композитор Константин Листов. Он был назначен старшим музыкальным консультантом Главного политуправления военно-морского флота и искал что-нибудь, на что можно написать песню. В редакции развели руками, но Сурков внезапно вспомнил о том стихотворении, полистал блокнот и протянул композитору. Тот загадочно что-то промычал и ушёл.

Коллективное признание

Поэт не предполагал, что из стихотворения получится песня, но через неделю Константин Листов вернулся и попросил гитару. Взяв инструмент в руки, он запел песню «В землянке».

Коллектив редакции оценил произведение. Хозяин гитары, фотокорреспондент Михаил Савин, тем же вечером, уже сам, пел эту песню, моментально уловив мотив.

Сила печатного слова

А потом он вместе с писателем Евгением Воробьёвым решили понести её в массы. Переписали текст с мелодией и отправились в «Комсомольскую правду». Они удачно попали на один из «творческих четвергов» издания и исполнили песню перед приглашёнными туда поэтами, писателями, артистами и композиторами.

От Севастополя до Ленинграда

Остальное сделала печать. 25 марта текст песни и ноты опубликовали в «Комсомолке». Песня стремительно обрела популярность. Первыми в свой репертуар её включили Леонид Утёсов и Лидия Русланова. Что уж говорить о простых бойцах – на фронте её пели повсеместно, как на привалах, так и идя в атаку.

Вопреки запретам

Но «наверху» текст не одобрили. Там посчитали, что фраза «до смерти четыре шага» вредная и пессимистичная. Попросили Суркова переписать текст, но тот категорически отказался. Тогда слова исправили без его ведома, а из радиоэфира убрали трансляцию песни. Но солдаты не оценили нововведения. Они продолжили петь «В землянке» на оригинальные слова Суркова. Их же пела Лидия Русланова перед Рейхстагом, когда над ним водрузили Знамя Победы.

Вечная память

Оригинальная версия песни заиграла по радио на весь Союз лишь в 1954 году. Но с тех пор каноничные 16 строк, написанные Сурковым жене, остаются неизменным символом мужества советских солдат. И именно они сегодня выбиты на мемориальном щите в деревне Кашино, напоминающем о событиях, в результате которых эти строки появились.