Рок-звезда новой журналистики

Сегодня исполнилось бы 85 лет родоначальнику и звезде гонзо-журналистики Хантеру Томпсону. Никогда не мечтавший работать в прессе и в целом пренебрежительно относившийся к средствам массовой информации, он начал писать для газет ещё в одиннадцать. Амбиции же вели его в большую литературу, однако писательские способности Томпсона оценили очень нескоро.

Да и работа в газетах поначалу шла со скрипом. Журналист был своенравен и чрезмерно откровенен. К примеру, во время службы в армии он писал в несколько изданий, критикуя в статьях вооружённые силы США. А устроившись на низовую должность в журнал The Time, пил на рабочем месте и хамил начальству, из-за чего вскоре был уволен. В том же году, уже работая в другом издании, он подрался с их рекламодателем и вновь расстался с редакцией.

Тогда Томпсон уехал в Латинскую Америку, где писал спортивные заметки, повести и рассказы. Последние не публиковали вовсе. В то же время он работал над романом «Ромовый дневник», который также не заинтересовал издателей.

Ангелы Ада

Ближе к середине 60-х годов прошлого века Хантер Томпсон влился в компанию байкеров из клуба «Ангелы ада». Больше года он катался вместе с ними и изучал их общество изнутри.

В 1965 году в журнале The Nation опубликовали его материал о мотоклубе. Текст вышел на стыке репортажа и художественной литературы. С предельной откровенностью Томпсон описал скрытую от посторонних жизнь «Ангелов ада». Он показал человеческую сторону байкеров, откровенно и без демонизации.

Репортаж заметили, и год спустя вышла книга Хантера Томпсона «Ангелы ада», которая решила его финансовые проблемы.

Это чистое Гонзо!

Томпсон продолжал писать для газет и журналов, преимущественно на спортивные темы. В 1970 году редакция журнала Scanlan’s Monthly заказала ему статью о скачках.

В компании художника журналист отправился в Кентукки, где проходило состязание. Однако на ипподром они так и не попали. Отдельных мест для прессы не было, а перед входом случилось настоящее столпотворение.

В итоге Томпсон со своим компаньоном провели это время в местных барах, наблюдая за пришедшими на скачки людьми. Придя в себя незадолго до дедлайна, журналист отправил в редакцию набор обрывочных записей из своего блокнота. В таком виде статья и отправилась в печать.

Её прочёл редактор The Boston Globe Sunday Magazine Билл Кардозо и написал Томпсону письмо: Это чистое Гонзо! Если это начало, продолжайте».

Полное погружение

Томпсон продолжил, а термин «Гонзо» прочно закрепился за его материалами.

Главная отличительная черта репортажей в стиле «Гонзо» - глубокая авторская вовлечённость. В центре повествования его наблюдения, мысли и ощущения. Всё остальное вторично.

В угоду личным впечатлениям и сиюминутным порывам, Томпсон мог пренебречь фактурой, казалось бы, необходимой для освещения события. Но именно этим он и покорил читателей.

Привыкшие к достаточно сухой публицистике, они восприняли гонзо-журналистику не просто как что-то новое, а как революцию в прессе. Оценили это и в крупных редакциях.

Rolling Stone

В 1971 году Sports Illustrated заказал Томпсону репортаж с гонок по бездорожью. Туда журналист отправился с адвокатом, который был его источником для статьи о погибшем при столкновении с полицией активисте.

Итоговый репортаж с гонок, мягко говоря, не соответствовал ожиданиям заказчиков. Во-первых, он был на порядок длиннее, чем предполагалось. Во-вторых, непосредственно гонок с результатами заездов в тексте не было. Зато там были подробно описаны приключения Томпсона и адвоката под психотропными препаратами.

В итоге обе статьи опубликовали в журнале Rolling Stone, а Хантер Томпсон стал его постоянным автором. К материалу про гонки вскоре добавился репортаж с конференции Национальной ассоциации окружных прокуроров по наркотикам и опасным медикаментам. Вместе они стали романом «Страх и отвращение в Лас-Вегасе», окончательно закрепившим за Томпсоном славу рок-звезды американской журналистики.

К слову, единственное произведение автора, которое можно назвать художественным, тот самый «Ромовый дневник» в конце концов тоже напечатали. Это произошло за семь лет до смерти Томпсона.

Пионеры жанра

Стоит отметить, что хоть Хантер Томпсон и создал гонзо-журналистику, в подобном ключе писали и до него. К пионерам жанра можно отнести, например, Нелли Блай, которая работала в газете Джозефа Пулитцера.

Её первым заданием было под видом сумасшедшей попасть в закрытую психиатрическую лечебницу и написать оттуда репортаж. Серия статей «10 дней в сумасшедшем доме» сделала её настоящей звездой. Позже именно она отправилась в кругосветное путешествие, повторяя для газеты путь Филеаса Фогга из романа Жюля Верна.

Ещё одним предшественником гонзо-журналистики был писатель Марк Твен. Его рассказ «Журналистика в Теннесси», основанный на впечатлениях литератора от работы репортёром, прекрасно вписывается в каноны жанра.