Русские литературные герои и их прототипы

Нередко писатели вводят в сюжеты своих произведений реально существовавших персонажей. Как правило, это знаменитые политические деятели, представители культуры и так далее. Но ещё чаще в, казалось бы, выдуманных литературных героях угадываются черты и факты биографии вполне конкретных людей. Рассказываем, кто скрывается под личиной некоторых известных персонажей.

Иван Миронов

Не секрет, что на создания образа Ильи Обломова Гончарова вдохновил Иван Крылов. Куда менее известно, что прототипом другого литературного персонажа был и отец баснописца. Придумав идею «Капитанской дочки» Александр Пушкин расспрашивал о восстании Пугачёва участника обороны Яицкой крепости Андрея Крылова. Именно он и стал прототипом капитана Миронова, а многие детали его биографии перекочевали в роман.

Дуремар

В повести «Золотой ключик, или Приключения Буратино» Алексей Толстой изобразил многих своих современников. Под именем Карабаса-Барабаса был выведен театральный режиссёр Всеволод Мейерхольд, а Дуремаром стал его помощник Владимир Соловьёв, известный под псевдонимом Вольдемар Люсциниус. Но был у Дуремара и другой прообраз: известный в Москве конца XIX века французский гирудотерапевт Жак Булемард. Местная ребятня тогда дразнила его именно Дуремаром.

Митрофан Простаков

Прототип Митрофанушки – молодой дворянин Алексей Оленин. Посмотрев постановку и узнав себя, он ужаснулся и ударился в учёбу. Поступил в Пажескую придворную школу, после - учился в Дрездене и Страсбурге. В итоге Алексей Оленин был членом Российской академии, почётным членом Петербургской Академии наук, членом и президентом Академии художеств, руководил Публичной библиотекой в Санкт-Петербурге.

Остап Бендер

Илья Ильф и Евгений Петров, работая над «Двенадцатью стульями», использовали черты многих своих знакомых. Главного героя они «списали» со своего приятеля Осипа Шора по прозвищу Остап. Манера одеваться, мечты о Бразилии, фактурные ироничные присказки – всё это скопировано с него. За плечами Шора было множество авантюрных приключений, а также работа в одесском уголовном розыске.

Айболит

Идею повести о докторе Айболите Корней Чуковский позаимствовал у британского писателя Хью Лофтинга. Однако сам главный герой, по признанию автора, имел реальный прообраз. Прототипом Айболита стал российско-польский врач Цемах Шабад. Не будучи ветеринаром, он, тем не менее, охотно лечил домашних любимцев местной детворы. В доме Шабада Чуковский останавливался во время своих визитов в Вильнюс.