Русский язык: от разговора с Богом до болтовни в чатах

Произнося фразу «русский писатель», мы чаще всего имеем в виду не только и не столько этническую принадлежность литератора, а то, что его произведения написаны на русском языке. Однако тот язык, что использовал Денис Фонвизин, разительно отличается от того, на котором писал Александр Пушкин. Лингвистически столь же далеки друг от друга произведения условных Льва Толстого, Андрея Платонова и Виктора Пелевина.

История русского литературного языка непростая. На него влияли печенеги с половцами, французы с немцами и собственный народ с устной речью. Внесли вклад в развитие языка как писатели, так и события, происходящие в стране. По словам писателя Евгения Водолазкина, «язык, который отражает жизнь, не мог не меняться».

Искусственный язык от Кирилла и Мефодия

Первые письменные памятники появились после крещения Руси. Кирилл и Мефодий перевели богослужебные книги с греческого на старославянский — искусственный язык, который они же и создали. Церковнославянский отличался от бытового древнерусского языка. Так возникла диглоссия: параллельное существование консервативного, не меняющегося ни под каким видом языка церкви для «беседы с Богом» и чуть более гибкого для общения между людьми, решения деловых вопросов между ними.

Пётр и «гражданка»

Демократизации древнерусского языка способствовал Пётр I, лично создававший гражданскую азбуку или, как её называли, «гражданку». При нём соотношение светского и церковного стилей изменилось в пользу первого. С установкой на западноевропейские стандарты была разработана русская грамматика. Не все писатели приветствовали царскую инициативу. Апологеты высокого церковнославянского стиля были против любых изменений и западных заимствований. Но нашлись и сторонники языкового новаторства.

Теория трёх «штилей»

Самым радикальным среди последних стал Михайло Ломоносов. Выйдя из народа, он предложил допустить в литературу «низкий» стиль, то есть разрешить использование в комедиях, эпиграммах и дружеских письмах просторечных слов. Хотя сам придерживался высокого «штиля», торжественного и величавого. Но ратовал при этом за «средний», на нём писали драмы, элегии и сатиры. Зато Денис Фонвизин и Александр Грибоедов, воспользовавшись рекомендациями мэтра, часто употребляли простонародные выражения.

Эзоп из русского народа

Окончательно узаконил и на практике внедрил низкий стиль в литературе «русский Эзоп» Иван Крылов. Бедного выходца из провинции, автора 236 басен, друзья, в числе которых были Николай Гоголь, Василий Жуковский и Алексей Кольцов, называли «истинно народным поэтом». Он действительно хорошо знал жизнь и язык простых людей. Творческий арсенал Крылова отличают острое словцо, анекдот, яркая образность. Александр Пушкин отмечал его «живописный способ выражаться».

Мода на родной язык

Сам Пушкин сделал гораздо больше, чем его предшественники и современники: он ввёл русский язык в аристократические салоны, сделал его модным. В те времена русская знать говорила лишь по-французски. Дворянские отпрыски не могли связать двух слов по-русски, их воспитывали и учили иностранцы. Родная речь звучала лишь из уст безграмотной черни. И вдруг «наше всё» явило свету красоту исконного языка. При этом поэт объединил три стиля в один, ставший основой современного литературного языка.

ВЧК вместо царизма

Не одни писатели сохраняют и развивают язык. Влияют на него и эпохальные события в жизни страны. Так, революция 1917 года знатно «секвестировала» лексический запас и стилистику. Канули в прошлое слова, связанные с самодержавием, буржуазным бытом и государственным строем. Широко распространились сложносокращённые слова и аббревиатуры типа ВЧК (всероссийская чрезвычайная комиссия), осоавиахим (общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству).

Вавилонское смешение стилей

В перестройку произошло адское смешение стилей. Штампы советского официоза мирно соседствовали с дореволюционным литературным языком. В СМИ и литературу ворвались самиздатовские и андеграундные словечки. Свежую струю внёс русский рок, а религиозная составляющая вернула общество в прошлое. Стремительно внедрялись англицизмы. Экономику обогатили слова «ваучер» и «приватизация». Всё более непонятным для соотечественников становился профессиональный жаргон (типа пелевинских «криэйторов»).

«Тятя, тятя, наши сети»...

Сегодня на русский литературный язык мощно воздействуют социальные сети. Их своеобразие в том, что устная речь здесь превращается в письменную. Язык становится проще как лексически, так и грамматически. Чаты и форумы собирают единомышленников, которые понимают друг друга почти без слов: мемы не требуют расшифровки. Ещё одна тенденция — поколенческий разрыв. Взрослые пользователи предпочитают традиционный язык, молодёжь использует и специфические вербальные, и визуальные средства общения.

Нет, весь он не умрёт

Ревнители чистоты русского литературного языка бьют тревогу. Но не стоит его хоронить раньше времени. Сейчас в языке много наносной пены, но она слетит. Что-то из «новодела» закрепится, войдёт в широкий обиход. А совсем уж чужеродное будет отброшено за ненадобностью. За свою многовековую историю русский литературный язык проявил гибкость и живучесть. И это лучшая гарантия того, что наши далёкие потомки будут говорить на великом и могучем...