Сердце сердец

Сегодня исполняется 230 лет со дня рождения британского поэта Перси Шелли. Не самый популярный в нашей стране, на родине он стоит в одном ряду с лордом Байроном как культовый представитель английского романтизма.

В Перси Шелли удивительным образом сочетались бунтарство и смирение, человеческое сострадание и наплевательское отношение к чужим чувствам. В своих произведениях он клеймил религию, но в большинстве из них проповедовал вполне себе христианские идеи.

Поэт прожил недолгую жизнь, которая завершилась на пике его творческого подъёма. На его надгробии в Риме выбили: «Сердце сердец».

Детство изгоя

Несовершенство мира Перси Шелли познал ещё в детстве. Он начал учёбу в частном пансионе, где уже тогда проявился его поэтический талант. Однако ещё сильнее проявилось свободомыслие Шелли.

Что в пансионе, что позже, в элитной Итонской школе, поэта из-за его взглядов не принимали ни педагоги, ни другие ученики. Шелли не признавал нормы, принятые в высоком обществе, отрицал религиозные догматы, возмущался школьными порядками.

Само собой, это порождало конфликты, а своенравного юношу даже прозвали «безумным Шелли».

Бунтарь

После школы поэт поступил в Оксфордский университет. На тот момент уже вышли несколько его произведений, но общественного внимания они не привлекли.

Шелли продолжает противопоставлять себя сложившимся устоям, но теперь делает это увереннее и громче. Градус прибавило знакомство с трактатом Уильяма Годвина «Политическая справедливость».

«Безумный Шелли» публикует сборник стихов о борьбе с тиранией и выпускает брошюру «Необходимость атеизма», в которой призывает убрать богословие из программы обучения.

Брошюра разошлась широко, и начинающего поэта отчислили из университета.

Брак против тирании

Отчисление не порадовало родителей Шелли, и его даже на время выгнали из дома. А спустя несколько месяцев поэт сбежал в Ирландию.

Туда он отправился не один, а в компании дочери трактирщика, на которой вскоре и женился. Брак с простолюдинкой добил отношения Перси с родителями. Но поэт воспринимал его как часть своей борьбы: он был уверен, что спасает девушку от тирании её отца.

Однако, три года и одного ребёнка спустя, Шелли оставил беременную вторым ребёнком жену ради дочери Годвина Мэри. Вместе с последней он отправился в Швейцарию. Через некоторое время первая супруга поэта покончила с собой.

Юлиан и Маддало

В Швейцарии Шелли познакомился с лордом Байроном и даже жил у него дома вместе с Мэри.

В тот период он написал четыре знаковых для своего творческого пути произведения: два стихотворения, а также поэмы «Аластор, или Дух одиночества» и «Лаон и Цитна».

Мрачноватый, пессимистичный сатирик Байрон и мечтательный оптимист Шелли были антиподами в творчестве и взглядах на будущее. Тем не менее, у них нашлось много общего.

Поэты часто и подолгу беседовали, что позже Шелли опишет в своей поэме «Юлиан и Маддало».

В конце концов Шелли разочаровался в Байроне, как в человеке, но продолжил поддерживать с ним отношения.

Итальянская зрелость

Пометавшись между Англией и Швейцарией, Шелли решил уехать окончательно… в Италию.

К тому моменту он уже сформировался как личность и как поэт, стал вращаться в литературных кругах, а его творческие горизонты заметно расширились.

Четыре года в Италии стали самыми плодовитыми в жизни Перси Шелли. В частности, в этот период он написал одну из своих самых сильных работ - «Освобождённого Прометея», - а также трагедию «Ченчи».

Но известными широкой публике они станут только после смерти поэта. Однажды Шелли отправился по морю в Пизу на шхуне, купленной на пару с Байроном. На обратном пути шхуна затерялась в тумане. Через несколько дней тело совсем немного не дожившего до 30 лет поэта прибило к берегу.